Вывоз мусора при строительстве в Подмосковье: www.musorshik.ru
Архитектура ->  Архитектура имперского Киева 

[ 0 ] 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

архитектура имперского киева

На рубеже XVII и XVIII веков, оказавшись провинцией, Киев одновременно превратился в былинно-религиозную столицу империи. Начало российской государственности отождествлено с приходом христианства в Киевскую Русь. Город стал духовным средоточием оформления имперской идеи. В весьма ироничной, но доходчивой форме положение Киева в ряду трех столиц империи обрисовал Андрей Белый в романе "Петербург": "Что есть Русская Империя наша? Русская Империя наша есть географическое единство, что значит: часть известной планеты. И Русская империя заключает: во-первых - великую, малую, белую и червонную Русь; во-вторых - грузинское, польское, казанское и астраханское царство; в-третьих, она заключает... Но - прочая, прочая, прочая. Русская Империя наша состоит из множества городов: столичных, губернских, уездных, заштатных; и далее: - из первопрестольного града и матери градов русских. Град первопрестольный - Москва; и мать градов русских есть Киев. Петербург, или Санкт-Петербург, или Питер (что - то же) подлинно принадлежит Российской Империи. А Царьград, Констан-тиноград (или, как говорят, Константинополь), принадлеясит по праву наследия. И о нем распространяться не будем".

Однако, где грань между столичностью и провинциальностью Киева в империи? Известно, что во время подъема и бурного роста империи, в ее "золотой век" (Екатерина II-Александр I) город находился в плачевном состоянии, и всеми признавался провинциею. И, наоборот, в конце XVII и в начале XX века, то есть в начале и в конце империи, город процветал.

Дух города, гений места, то, что задумал о городе Бог, не даны сами по себе и не могут быть постигнуты до конца. Только в диалоге, через другое, сквозь то, что прикасалось к нему в своей деятельности и творчестве, можно приблизиться к его неизменяемой сущности. В данном случае в качестве такого другого выступает архитектура.



город как столкновение стилей

Есть глубинная взаимосвязь между периодами становления империи и периодами обретения городом своей особой архитектоники.

В начале империи, когда ее влияние было минимальным, Киев переживал один из наиболее значительных своих периодов, сохраняя автономию управления и оригинальность строения. Город самовыражался, буйствовал веками накопленной энергией. В нем процветало богатство искусств и ремесел. И все это было заключено в старые фа-ницы. Жизнь города сосредоточилась в народном слое, на Подоле.

Это Барочный стиль.

Империя же подчиняет Киев единому внеположенному началу, задает ему другой порядок и другой масштаб. Классицистическая перепланировка стремится урегулировать в нем все живое и самостоятельное. Город переносит это как вынужденную болезнь. Точнее, как операцию, подготовившую его к новому всплеску строительной активности и творчества. Но сам контур города теперь планируется извне, петербургскими стратегами и зодчими.

Это стиль Классический.

И если это очевидно, то почему бы и всю архитектуру Киева императорской эпохи не рассмотреть сквозь призму столкновения Барочного и Классического начал, через противоборство двух стилей?



МОДУС СУЩЕСТВОВАНИЯ ИМПЕРИИ

В чем существо империи, как она реализует себя и какими в связи с этим становятся ее внешние формы, ее стиль?

Модус существования империи - постоянная борьба за свой универсум, за его воплощение, инкарнацию в единое всеобъемлющее тело. Таким предельным телом в Новое время вплоть до начала XX века бьшо государство. Но мир государства - действительная множественность. Поэтому и империй-государств много: Испанская, Французская, Австрийская. Германская, Российская, Британская и прочая, прочая... Это - воплощенный плюри-версум.

Империи строились на волне новых освященных идеологий, как правило, опиравшихся на корневую религию. Универсальность имперской идеологии вскоре оборачивалась универсумальностью, стремле-нием к всеединству. И империя рядится в харахтерные одежды, не взирая на народы, ее населяющие, и на исходную религию в ее основании. Одежды эти, что особо проявлено в архитектуре, претендуют на вневременной абсолют, они предельны и универсальны во всем. Универсальность достигается унификацией, а абсолют ищется в языческой античности. Формы жизни ранжируются и получают общий порядок - ордер.

Распространение на внешний мир, расширение пределов, присоединение народов мыслится в империи не захватом, а замирением пространств. Чаемая беспредельность трагически не стыковалась с реальной предельностью государств Нового времени. Государства-империи со своими идеологиями, как ясернова, перетирали народы. Охваченные несколькими, хотя бы двумя, имперскими идеологиями, страны попадали в геополитическую мельницу или, как минимум, оказывались в положении выбора. Такова судьба Уьфаины, вкусившей от двух имперских идеологий - православия и католицизма.

Переяславская Рада не была самьга1 решающим моментом в судьбе юго-западной Руси, а скорее - внушительным эпизодом в столет-




[ 0 ] 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59