Вывоз мусора при строительстве в Подмосковье: www.musorshik.ru
Архитектура ->  История архитектуры, как часть истории искусства 

0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 [ 115 ] 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130



Рис. 270. Декорация стен дворца Альгамбра в Гранаде

ную пространственную форму. Пространство воспринимается по пересекающим друг друга занавесам. Их обилие и разнообразие пересечений вызывает у зрителя неясное представление о размерах зала, пространство которого, как ему кажется, очень



велико и уходит в оеспредельность. I раницы зала неопределенны: пространство свободно уходит в стороны и вверх. Вглубь чередуются светлые и темные промежутки; пос.тедние образованы при по.мощи боковых стен, соединяющих поперечные арки попарно. Верхние части сильно затемненных промежутков между арками погружены в темноту. Чередование свободно расширяющихся и сжатых пространств, попеременно то светлых, то темных, дает орна.ментальное динамическое .мелькание пятен, сходное с дробным мусульманским орнаментом. Все материальные части .Зала судебных заседаний сплошь затянуты орнаментальным ковром, растворяющим их телесность и усиливающим принцип де.материализации (рис. 270). Правда, до известной степени сохраняется дифференциация орнаментации на цокольную часть и собственно стену (что восходит к греко-римской архитектуре). Но в Альгамбре даже структивный костяк, например колоик!! под сталактитовы-ми арками, покрыты орнаментом, близких! по р!!сунку К орнах!енту цоколя. Динамика особенно сильна в верхних частях зала. Даже плоскость пола ди-на.мизируется при помощи рисунка из косых шашек, чем уничтожается твердость почвы и дематсриа.лизуется ее масса. Очень существенно лля архитектурного образа в мусульманскох! зодчестве, что в основе любой композиции лежит строго про.ту-.манная система. Так. рисунок пола разобранного зала, в сущности, прост: восьмигранники и квадратики .меж.ту ними. Но благодаря выделению ориентированных по диагоналям квадратов светлым цветом создается мелочное динамическое мелькание и впечатление путаной сложности рисунка. В са.мых усложненных рисунках мусульманского ор!!амента, как. например, арабески и сталактиты Альгамбры, при .летальном рассмотрении всегда можно проследить композиционную логику и последовательность построения. В орнаментмьньх и архитектурных мусульманских композициях содержится огромная изобретательность и изощренная игра ума. Но строгая продуманность и рациональность построения настолько усложнены, что они шерехдаят в евого-противоноложноСТьТ KoMno3nuifii .iii!uaioT-ся наглядности, их становится невозможно сразу рационально осмыслить на основании непосредственного зрительного восприятия. Фор.мы производят впечатление иррациональгюго, динамической, дематериализованной среды. Обе эти стороны - рационализгй и иррациональное - уживаются в .мусуль.манской архитектуре рядом друг с другом. Но нереальный .характер архитектурных фор.м господствует, а предельно усложнегтые комбинации линий и пятен превращаются в средство дематериализации.



Архитектура турок-сельджуков в Малой Азии

Основной проблемой этой группы мусульманской архитектуры является дематериализация византийских сводчатых форм (рис. 271).

Тшифт-Минар в Эрзеруме XII века (здание перестраивалось в XIV веке) является ранним примером медресе, т. е. духовной

школы. Здание состоит из жилых ячеек учеников, помещений для учебы и мавзолея строителя. Византийскими элементами этого медресе являются круглый купольный мавзолей, сводчатый перистиль, сводчатые перекрытия помещений. В разбираемом здании мы находим в законченном виде открытое во двор сводчатое помещение - гигантскую нишу, которая является мусульманской переработкой римско-византийской сводчатой ячейки. Прототипы этих айванов мы находили еще в ассирийской и вавилонской архитектуре, а также в открытом спереди центральном зале дворца в Ктесифоне. Лицевая сторона ворот Индш-Минар в Копии (рис. 272) второй половины XIII века очень типична в смысле скрещения самых разнообразных влияний в архитектуре сельджуков. Тут мы встречаем и старые византийско-сирийские загибающиеся пояса и типичные для христианской архитектуры Армении и Грузии переплетающиеся жгуты. С точки зрения стиля разбираемые ворота отличаются двойственным характёрбм; В них наблюдается телесность и пластичность форм, восходящая к греко-римской традиции, и вместе с тем в гораздо более сильной степени элементы мусульманской дематериализации. Массивные формы лицевой стороны ворот контрастируют и недостаточно увязаны с пространственной нишей портала, которая намечена гораздо более робко, чем, например, в зданиях Средней Азии. Следует отметить суживающиеся вниз колонки, поверхность стволов которых имеет чешуйчатую обработку, как в древневавилонских подпорах.


Рис. 271. Медресе Кара-Тай в Конии




0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 [ 115 ] 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130